Новости строительства и ЖКХ
  • Регистрация
Вторник, 07 июня 2016 15:27

Пора «снять вуаль» с недобросовестных заказчиков

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Заказчики идут на любые уловки, чтобы заплатить подрядчикам как можно меньше.

В первом полугодии 2015 года арбитражными судами было рассмотрено более 14 тысяч споров из договоров строительного подряда, из них 10 тысяч закончились в пользу истцов. Большинство из них касалось взыскания стоимости выполненных работ. В 2016 году таких споров становиться все больше. Собственники и директора строительных компаний идут на разного рода уловки, чтобы не платить подрядчикам, но в конечном итоге могут поплатиться своим собственным имуществом.

Самая распространенная причина для обращения подрядчика в суд – это уклонение от приемки работ, причем иногда по абсолютно надуманным причинам. Хитрость состоит в том, что в большинстве договоров подряда предусмотрены штрафы за просрочку сдачи работ. И пока заказчик тянет с приемкой и не появляется на объекте, капают пени. Затем заказчик пытается уменьшить итоговую стоимость на сумму начисленных пени. Несколько месяцев – и подрядчик может лишиться львиной стоимости договора. Действенным методом борьбы с такими злоупотреблениями является оформление актов приемки-сдачи в одностороннем порядке. В таком случае важно соблюсти юридические формальности и правильно направить односторонние акты заказчику. Суды завалены исками, в которых подрядчикам отказывают во взыскании стоимости работ порой за мельчайшие огрехи в оформлении односторонней сдачи.

Следом идут необоснованные претензии к качеству выполненных работ. Заказчик цепляется буквально за каждую мелочь и под этим предлогом отказывается подписывать акт сдачи-приемки. Зачастую добросовестные подрядчики идут на встречу и устраняют недостатки. Но достаточно часто претензии по качеству направлены лишь на затягивание срока. Увы, большинство строителей забывает, что ни закон, ни высшие судебные инстанции не позволяют заказчику ссылаться на мелкие недостатки для уклонения от приемки и оплаты работ. Заказчик имеет право не принимать работы лишь при наличии существенных недостатков, которые не позволяют пользоваться построенным объектом по его прямому назначению.

Еще одним камнем преткновения являются дополнительные работы, которые договором не учтены, но подрядчик выполнил их по своему усмотрению. Заказчик ссылается на твердость цены и отсутствие допсоглашения об ее увеличении. Однако и закон, и судебная практика знают ситуации, когда несогласованные заказчиком работы подлежат оплате. Например, основанием для пересмотра твердой цены могут стать выявленные пробелы в смете в виде неучета важных работ. Дополнительным основанием для увеличения твердой сметы может стать рост цен на материалы в результате падения курса рубля.

Перечисленные уловки – далеко не полный перечень причин, которые приводят подрядчиков в суд. Но к моменту, когда закончены судебные баталии и получен исполнительный лист, перспективы получить реальные деньги кажутся призрачными. Если компания-должник не платит, можно подать в суд заявление о признании ее банкротом, и уже в рамках банкротного дела привлекать директора или учредителей к субсидиарной ответственности. Вся процедура может занять несколько лет, что, к сожалению, может позволить названным лицам неоднократно перепрятать имущество. Еще одним рычагом давления может стать возбуждение уголовного дела за преднамеренное банкротство или за сокрытие имущества и вывод активов.

Однако существует гораздо более быстрый способ взыскания, минуя банкротство. Речь идет о взыскании долга не с юридического лица, а с директора, учредителей или даже бенефициаров, формально не связанных с компанией-должником. Такой механизм известен на практике как «снятие корпоративной вуали».

Впервые вопрос о взыскании долга компании с ее владельца был рассмотрен английскими судами еще в конце XIX века, но российскими судами данная концепция начала применяться в 2012 году по делу «Парекс-банка». За истекшие четыре года суды рассмотрели не один десяток схожих дел, большинство из которых разрешились против собственников бизнеса или бенефициаров, то есть «скрытых» владельцев.

В ходе судебных заседаний было доказано, что конструкция юридического лица использовалась для недобросовестного обогащения, предполагаемый бенефициар осуществлял непосредственный контроль над компанией, а его указания были обязательны к исполнению. Доказательствами могут стать свидетельские показания бывших подчиненных, электронная переписка или даже наличие штампов «СОГЛАСОВАНО» на документах, как произошло в деле опального банкира Пугачева и Межпромбанка.

Трудные времена настают и для недобросовестных бизнесменов, которые прибегают к услугам «альтернативной ликвидации» – то есть смене собственника через куплю-продажу с последующим «переездом» компании в отдаленный регион России. Начинает формироваться положительная арбитражная практика, в которой кредиторы доказывают фиктивность «альтернативных» процедур и обращают взыскание долгов на бывших собственников.

Не дремлют и налоговые органы, которые научились взыскивать неуплаченные налоги с директоров и учредителей вне рамок субсидиарной ответственности. Обычно такая ситуация возникает, когда директор намеренно не подает заявление о банкротстве, или у компании просто не хватает денег на проведение банкротных процедур. Суды становятся на сторону ИФНС и взыскивают долги по налогам напрямую с владельцев и директоров.

Юлия Михальчук, АНСБ

Прочитано 690 раз Последнее изменение Вторник, 07 июня 2016 15:57