Пресса о Гильдии
  • Регистрация
Вторник, 29 мая 2012 14:45

В чей огород камни,

Оцените материал
(0 голосов)

или Что мешает здоровой конкуренции в Дагестане?

В том, что создание условий для равной конкуренции в реалиях нашего дикого рынка способно придать импульс развитию отечественной экономики, сегодня никто не сомневается. Более того, России это просто необходимо, чтобы выстоять и выжить во Всемирной Торговой Организации (ВТО), членами которой мы вот-вот станем. Пониманием этого и обусловлено два Антимонопольных пакета, принятых в нашей стране в последние годы. Плохо ли, хорошо ли, но мы понемногу принимаем формы и правила цивилизованного рынка. Когда будет результат?

Об этом и том, что мешает развитию здоровой конкуренции в Дагестане, шел разговор на круглом столе газеты «ДП», на который мы пригласили начальника Управления ФАС России по РД Курбана Кубасаева, начальника управления Минсельхоза РД Замана Заманова, начальника отдела экономического сотрудничества МЭ РД Темирлана Амирханова, начальника отдела «Дагпредпринимательство» Нурислама Хавчаева, начальника отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по РД Загиди Газалиева, начальника Управления НП СРО «Гильдии Строителей СКФО» Юсупа Шахбанова и начальника отдела НП СРО «Гильдии строителей СКФО» Абакара Амиралиева. Вел круглый стол заместитель главного редактора газеты «ДП» Олег Санаев. Представляем вам наиболее интересные фрагменты состоявшегося разговора. Первый воп­рос. Так есть ли она, конкуренция, в Дагестане?

Кубасаев: - Конечно же, есть. Где-то больше, где-то меньше. По-разному. В разных отраслях положение дел отличается. Недавно прошла коллегия Минэкономики, где обсуждалась программа развития конкуренции в Дагестане. Правда, мало кто об этом знал. К сожалению, все наши усилия, просьбы, предложения придать проблеме широкое обсуждение с привлечением научного сообщества, интеллигенции и бизнес-среды не получили понимания ни у Правительства РД, ни у руководства отдельных министерств, в том числе Минэкономики, которое разрабатывало эту программу. Мы это вынуждены констатировать.

Амирханов: - Да, действительно, программа по развитию конкуренции в РД существует. Но о ней действительно мало кто знает. К ее разработке мы приступили в 2009 году по поручению Минэкономразвития РФ.

Кубасаев: - К сожалению, нужно также констатировать, что в Дагестане она принята формально, без какого-нибудь обсуждения лишь в конце 2010 года после неоднократных замечаний Минэкономразвития РФ.

Амирханов: - В 2011 году мы ее дорабатывали.

Кубасаев: - Но, согласитесь, без публичных обсуждений, без рассмотрения предложений предпринимательской среды.

Амирханов: - Нет. Мы пригласили и внесли предложения, поступившие к нам от Дагпредпринимательства. Они выступали от имени предпринимателей Дагестана. Факт в том, что она принята, и в этом году ее реализация завершится. Пока не известно, что будет с ее продолжением.

Но при разработке новой ваши замечания будут учтены, будет также широкое обсуждение программы.

Что касается принятой программы, то мы ежеквартально отслеживанием ее выполнение. Всего было предусмотрено 46 мероприятий по ее реализации. В ней участвуют все министерства и ведомства республики. Все предусмотренное в ней выполнено, но, конечно, условия конкуренции в Дагестане пока еще далеко не идеальны.

Корр.:

- Почему в Америке конкуренция развивается без круглых столов, а нам обязательно нужно для этого административное или иное давление?

Амирханов:

-Я вам скажу, что некоторые правовые акты нужно пересматривать. В частности, в статье «Дагправды» «Сговор вместо конкуренции?» говорилось, что деятельность дилеров и дистрибьюторов у нас не регулируется. Действительно, это так. Получается, что завод, производитель, дилер, представленный в регионе в единственном числе и который не позволяет никому войти в этот рынок, у нас действительно монополист. 

Кубасаев:

- Минуточку. Государство ясно дало понять, что такое монополии. Есть субъекты, которые доминируют на рынке, есть монополисты. Дилер не может являться монополистом. Монополист - это, к примеру, у нас сегодня сетевая энергетическая компания…

Амирханов:

- Я говорю, что завод, который производит ту или иную продукцию, имея в регионе всего одного дилера, диктует свою цену. Из этого региона другой представитель прийти и приобрести продукцию на заводе сегодня не может…

Кубасаев:

- Если это так делается, для реагирования есть прокуратура, Антимонопольное управление…

Амирханов:

- Но ведь они руководствуются своим уставом…

Кубасаев:

- Если завод предпринимателю не отпускает товар, он вправе обратиться в прокуратуру и к нам. Нужно разбираться с такими случаями. Обоснован отказ или нет.

Корр.:

- Так ведь такая практика существует по всей стране… 

Кубасаев:

- Мы говорим об американском обществе, сравнивая конкуренцию там и у нас. Какое общество, такое и поведение людей. Мы живем в таком обществе, и без соответствующего отношения людей к законам ничего не изменить.

Хавчаев:

- Когда изменилась формация в стране, у нас заработали правила рынка. Он теперь и определяет цену на товары. Только в 2009 году вышел закон «О торговле». В частности, пункты его гласят, что производитель сам вправе определять свои цены, и только если в течение 30 дней хозяйствующие субъекты превышают цены на социально значимые товары на 30% от установленных государством цен, только в этом случае Правительство может вмешаться в ценообразование. В других случаях вмешательство государственных структур невозможно. К примеру, на заправках. Цену на бензин определяет спрос. Огульно же говорить о высоких ценах неуместно. 

Корр.:

- Как Вы считаете, сегодня доступ сельхозпроизводителей на наши розничные рынки есть. И вообще закон о рынках кто-нибудь отменял?

Хавчаев:

- Конечно, есть. И закон работает. Есть как Федеральный закон о розничных рынках, так и республиканский закон о рынках. Закон федеральный, в частности, предусматривает, что на универсальных рынках должны предоставляться места для сельхозпроизводителей в количестве, определенном местными властями. Другое дело, как законы выполняются. Мы говорим о нарушениях, а ведь это нормально, когда товар реализуется определенной частью предпринимательства. Часто сельхозпроизводителям некогда реализовывать свой товар. Другое дело, чтобы это было цивилизованно. Часто также посредники работают с фиктивными бумагами со справками с мест, что они обрабатывают земельный участок, что у них есть огород. Получить их сегодня несложно.

Кубасаев:

- Вы спросите у фермера, у сельхозпроизводителя, кто его не пускает на рынок. Спросите, знает ли он о субсидиях. Если не пускает, к кому он обращался. Сегодня конкурентная среда в Дагестане хорошо развита в целом ряде отраслей. К примеру, строительный рынок или производство нефтепродуктов. Возьмем, к примеру, Дербент. Там заправок независимых 16, и 2 юридических лица. В Махачкале 130, юридических лиц – 17. Здесь достаточно хорошая степень конкуренции.

Шахбанов: 

- На этих заправках заправляют какие-то группы, которые не позволяют понижать цены. Мне один заправщик на вопрос, почему так дорог бензин, ответил, что приходят «амбалы» и говорят, взорвем все, если снизишь цену. Таковы рыночные нравы.

Кубасаев:

- Хорошо. К кому они обратились?

Шахбанов: 

- Они боятся, что пострадают, а в результате ничего не будет.

Кубасаев:

- Так нельзя, если боятся, пусть дома сидят.

Шахбанов: 

- Защиты нет.

Кубасаев:

Они обращались в прокуратуру, в антимонопольный орган? Вот если не будут предприниматься меры, будет бездействовать прокуратуры, тогда они имеют право что-то говорить…

Амиралиев:

-Законы у нас хорошие, а вот с реализацией их плохо. Почему фрукты у нас, на юге, к примеру, на рынке такие дорогие? Опять монополисты, сговор?

Кубасаев:

-То, что у нас на рынках происходит, хорошо знают прежде всего их руководители. Там сформировались этно-национальные группы и группировки, которые специализируются на тех или иных товарах и продуктах. Безусловно, здесь есть признаки сговора и согласованных действий. Но разве кто-либо из людей, идущих торговать на рынки обращался в правоохранительные органы, к нам в службу? Сегодня для того чтобы мы могли разобраться в этом вопросе, нам нужно официальное обращение или публикация в СМИ.

Напишите, что, к примеру, для сельхозпроизводителей есть предусмотренные безвозвратные субсидии. Кто о них знает на селе? К кому обращается фермер, когда его не допускают с товаром на рынок? У нас нет таких обращений. Что мы - ясновидящие что ли..

Корр.:

-Закон о рынках предусматривает конкретное количество мест для сельхозпроизводителей, речь идет о создании условий для того, чтоб они торговали…

Заманов:

-На самом деле, у сельхозпроизводителей не всегда есть возможность стоять и торговать на рынках. Да, они сдают свою продукцию посредникам. Какое-то время были попытки создавать специализированные кооперативы, но для многих это оказалось попросту обременительно. Сегодня Министерство сельского хозяйства РД периодически организует проведение сельхозярмарок. Так мы влияем на этот процесс и соответственно - на цены.

- Корр.:

- Многие, кто выращивает овощи, в частности с юга республики, уже не привозят в столицу те же помидоры. Мы об этом писали не раз. Они торговали, обычно с машин, во дворах, утверждая, что их на рынок не пускают…

Кубасаев:

- Повторяю еще раз: все 20 лет я только об этом и слышу, но никто к нам не обращается. У государства достаточно принятых административных актов, чтобы эту проблему разрешить, но если граждане не обращаются, не желают в этом участвовать, кто виноват?

Хавчаев:

-Рынок не заинтересован, чтобы его торговые места пустовали. Если есть торговец, если желает человек продавать свою продукцию, его туда пускают. Такого, чтобы он не мог получить мест, нет..

Газалиев:

- В первую очередь хочу согласиться с управляющим ФАС по РД Кубасаевым. Чтобы государственные органы работали активно, необходимо участие в этих проблемах самих людей, общества в целом. Чтобы мы могли предпринимать соответствующие меры, нужны обращения. На сегодняшний день таких обращений к нашу службу не поступало. Пользуясь случаем, могу сказать, что у нас есть горячая линия. Работает сайт. Обращайтесь, и мы предпримем меры.

Шахбанов:

- Государственная задача, как я понимаю, в создании равных условий для всех участников рынка. Должна быть конкуренция, а ее у нас нет. К примеру, скажу за подключение к техническим условиям при строительстве…

Кубасаев:

-Не согласен…

Шахбанов:

-Скажу о том, с чем сталкиваюсь в своей работе. Если человек хочет построить дом, ему необходимо десятки справок получить. Мы все знаем, как это делается. В общем, невозможно у нас нормально получить технические условия. О каком развитии предпринимательства можно тут говорить? Землю получить законным путем также практически нельзя. А вот за деньги - принесут домой готовые документы.

Что касается рынков и дороговизны продуктов. Если кто вздумает, зарезав свой скот, продать его на базаре, ему это сделать не дадут. Обычно мясо это перекупают перед рынком, и тут же уже по высокой цене продают нам. Баранина так дорога потому, что ее сегодня массово везут в Москву и, поднимая ажиотаж перед праздниками, создают искусственный дефицит и увеличивают цены.

Наши банки не дают нам кредитов без «откатов». Законно получить разрешения на строительство дома, магазина просто невозможно, и при этом города застраиваются и уплотняются так, что ходить уже негде. Есть группа, которая каким-то образом делает документы и продает каждую сотку по цене в 2 миллиона рублей. Мы говорим, есть тендеры, а между тем строительные организации имеющие опыт, имеющие специалистов и технику, выиграть в них не могут.

У нас выигрывают их те, кто сумел договориться об откате, или же аффелированные предприятия. Тому пример, что при смене руководителя любого уровня, от сельского и выше, тут же идет смена подрядчиков на объектах строительства. В общем, чтобы честный человек мог спокойно что-то делать, чтобы прокормить свою семью и платить налоги, то этого у нас нет.

Кубасаев:

-Это камни в мой огород… 

P.S.

C репликой не согласны. Это камни в наш огород. Огород дагестанцев. Конечно, руководителю антимонопольной службы республики с подобной оценкой состояния дел согласиться трудно. Однако достаточно острое выступление Юсупа Шахбанова в Дагестане поддержат многие. И дело тут, конечно, не упирается именно в эффективность работы антимонопольной службы, результаты которой, кстати, очень заметны. 

Однозначно, служба функционирует успешно. В подтверждении тому цифры, озвученные Кубасаевым. Да хотя бы по тем же тендерам, результаты которых УФАС по РД решениями были признаны незаконными. Общая стоимость отмененных результатов конкурсов, со слов Кубасаева, - более 20 миллиардов. Это действительно много. Привлечено к ответственности порядка 500 чиновников самого разного уровня, наложено штрафов на 6 миллионов руб. Это говорит о том, что работа ведется усиленно, но тем не менее говорить об успехах в создании условий для здоровой конкуренции еще очень рано, и мы, граждане, ее плодов пока еще не видим. 

Трудно не согласиться с оправданием ответственных за эту сферу деятельности руководителей структур, ссылающихся на нежелание граждан обращаться с заявлениями, судиться, отстаивать свою правоту, но ведь у этой ситуации есть и другая сторона медали - отсутствие доверия к органам власти. У дагестанца нет веры в то, что законным путем дело разрешится без сопутствующих для него проблем, потому, где возможно, люди и дают взятки, решают свои вопросы через знакомых. В результате страдают все, и разорвать этот порочный круг мы сумеем, конечно же, лишь совместными усилиями. И тогда здоровая конкуренция еще покажет свои реальные возможности.

Джангиши Гадисов, Дагестанская правда

Прочитано 1799 раз